Легенда про Сартак-пая

Продолжение сказки.  Читать начало.

Алтайский талисман "Сартак-пай
 творит Телецкое озеро"
Прилетел дятел к Сартак-паю.
- Прославленный богатырь, ваш сын ошибся: реку к западу начал вести, но теперь повернул её на восток. Через три дня он здесь будет.


- Славный дятел, сказал Сартак-пай, - ты мою просьбу уважил. За это я научу тебя, как всегда сытым быть. Не ищи червей в земле и не лазай за мошками по ветвям деревьев, а уцепись когтями за ствол, стукни клювом по коре и крикни: "Киук-киук! Караты-хана сын свадьбу справляет, киук! Скорее наденьте жёлтую шёлковую шубу, чёрную бобровую шапку. Скорей! Караты-хана сын вас к себе на свадьбу зовёт!" И все черви, мошки, букашки тот же час выбегут из-под коры на свет.

Вот с тех пор и поныне дятел кормится так, как научил его мудрый Сартак-пай.

Дожидаясь своего сына, Сартак-пай три дня держал указательный палец в долине Артыбаша. За это время к нему под палец натекло Телецкое озеро. Наконец сын привёл сюда реку Катунь! Отец повёл из Телецкого озера  к Оби реку Бий, а сын Адучи быстро бежал, ведя за собой Катунь. Ни на шаг не отставал он от своего могучего отца. Вместе в один миг влились обе реки. Бий и Катунь, в широкую Обь. И эта река понесла воды Алтая в далёкий Ледовитый океан.

Счастливый и гордый соял Адучи-Мерген.
- Сынок, - сказал Сартак-пай, ты быстро привёл катунь. но я хочу посмотреть, хорошо ли. удобно ли для людей ты вел её.
Катунь
Богатырь пошёл от Оби вверх по Катуни. Адучи-Мерген шагал сзади, и колени его гнулись от страха. Вот отец перешагнул через реку Чемал и подошёл к горе Согонду-Туу. Лицо его потемнело. Брови совсем закрыли глаза.

- Ой, стыд, позор, Адучи-Мерген-сынок! Зачем ты заставил Катунь сделать здесь поворот? Люди не поблагодарят тебя за это. Плохо сделал, сынок!

- Отец, - ответил Адучи, - я не мог расколоть Согонду-Туу. Даже борозду провести по её хребтам у меня сил не хватило.

Тут Сартак-пай снял с плеча железный лук, натянул тугую тетеву и пустил литую из меди трёхгранную стрелу.

Согонду-Туу надвое раскололось надвое. Один кусок упал ниже реки Чемала, на нём тут же вырос сосновый бор Бешпек. Другая половина Согонду-Туу до сих пор стоит над Катунью. И до сих пор хвалят люди Сартак-пая за то, что провёл он дорогу прямую, как след стрелы.

Дальше идут отец и сын вверх по Катуни. Видит Сартак-пай: река рушит и рвёт берега. Свирепо и  быстро бегут её воды.
- Как же будут люди ездить с одного берега на другой, сынок?

У самого устья Чобы богатырь Сартак-пай сел на камень и крепко задумался.
- Здесь, сын мой, - сказал он, - середина реки. Нужно будет тут большой мост построить.

Ничего не ответил молодой Адучи-Мерген. Он очень устал и стоя качался из стороны в сторону, как высокая трава.
- Пойди, сын, отдохни, - позволил Сартак-пай. - Только не смей спать, и жена твоя Оймок из уважения к моей работе пусть не смыкает век.
- Неужели, отец, вы всю ночь не уснёте?
- Когда творишь великое дело, сон не посмеет прийти, - ответил Сартак-пай.
Художник Мирослав Чевалков
Он стал собирать груды камней. Весь день без отдыха работал Сартак-пай. И, когда стемнело, он тоже не захотел отдохнуть.

Катунь бежала, как бешеная. Ветер гнул деревья. В небе дымились чёрные тучи. Они грозно плыли навстречу друг другу.  И маленькая  туча, налетев на большую, высекла яркую молнию. Сартак-пай поднял руку, поймал молнию и вставил её в расщеплённый ствол пихты. При свете пойманной молнии Сартак-пай стал строить мост. Он вонзал один камень в другой, и камни покорно лепились один к другому. До того берега осталось проложить не больше пятнадцати кулашей. И тут мост рухнул.

Сартак-пай рявкнул, как медведь, бросил камни так, что они гремя, просыпались от устья Чобы до устья Эдигана.

От страшного грохота проснулся сын Адучи, открыла глаза сноха Оймок. Испугавшись гнева Сартак-пая, они обернулись серыми гусями и улетели вверх по реке Чуй. Сартак-пай бросил им вслед стопудовый камень. Этот камень упал на Курайской степи, и до сих пор он лежит там.
Курайская степь
Сын Адучи и сноха Оймок остались гусями навечно.

Одинокий и печальный, сел Сартак-пай на своего коня и вернулся к устью Ини. Его родной аил давно рассыпался. Сартак-пай расседлал коня, бросил на большой камень стопудовый кичим и, чтобы он скорей высох, повернул камень к солнцу, а сам сел рядом и умер.

Тут кончается песня про Сартак-пая - строителя, про Сартак-пая - мудреца, про Сартак-пая - хозяина молний, про Сартак-пая - богатыря.

Читать другие алтайские сказки

Читать Сказки Шапкая