Сказка о горе Пустаг

Было это, когда горы в наших краях не такие высокие и большие стояли, как сейчас. Одна только гора, в верховьях реки Бель-Су, поднялась выше других на три головы. Киндик-хан звалась, царь этого края.
В те времена Киндик-хан ни на одну гору не обижался, ни на близкую, ни на дальнюю. Все горы смирные были, между собой жили ладно, рекам к большой родне бежать не мешали. Никто Киндик-хана не тревожил, стоял он невозмутимый и сонный.

Однажды до Киндик-хана слух дошёл, что в верховьях реки Кондомы новая гора родилась, Пустаг.
- Ну, чакши, хорошо, - сказал Киндик-хан, пусть живёт ещё одна гора. От этого тесно другим не будет.
- Эзе, эзе, так, так, - закивали головами горы. - Свет большой, всем хватит земли для жизни.

Пустаг стал расти. Шаловливый рос. Одного соседа щёлкнет, другого щипнёт...
Услышал об этом Киндик-хан, улыбнулся:
- Какой спрос с Пустага? - говорил он. - Мал он ещё, потому-то балованный. Вырастет большой, ума прибавится, спокойный, как камень, тогда будет.

Много-много лет прошло, даже и для гор много. Пустаг вырос большой и высокий. Стало ему тесно. Он то одного соседа пнёт, то другого, постепенно всех растолкал.

Дошло это до ушей Киндик-хана. Засмеялся он:
- Э, зачем обижаться. Всё это оттого, что Пустаг молодой ещё, скучно ему. В такие годы все бывают горячими. Жените его - всю дурь как рукой снимет.
Послушались горы, в верховьях Абакана девицу-гору высватали, к Пустагу привели, вскоре свадьбу сыграли.

Но Пустаг после свадьбы ещё больше разошёлся. Кого за зелёные косы дёрнет, кому голову совсем набок свернёт.

Рассердились горы, и опять пошли к Киндик-хану, жаловаться стали:
- Надо как-то унять Пустага. Нам совсем от него покоя не стало. Женили его, а он всё такой же, как шайтан. Однако скоро и тебя, Киндик-хан, начнёт задевать.

Киндик-хан так захохотал, что с его груди даже камни посыпались.
- Ну, потешные же вы. Всё забавляете меня, сказки сказываете. Поймёте, вы, малодумающие, скоро у Пустага дети будут. Тогда он никого больше не затронет, громкого слова никому не скажет. Ничего не надо делать. Помешкайте ещё.
Горы только пожали плечами. В душе не согласны были с Киндик-ханом, но на словах ничего не сумели возразить. Разошлись по своим местам.

Через несколько лун у Пустага дочь Манак и сын Огудун родились.

Пока дети маленькие были, Пустаг со всеми в мире жил. А горы заматывались в клубок времени.

Дочка Пустага, в отца, своенравной росла. Когда большая стала - ни с того, ни с сего поперёк реки Мрас-Су вдруг легла. Вода с трудом проходила под её каменным поясом.

Долго река уговаривала Манак:
- Почто так делаешь, Манак? - шумела Мрас-Су. - Мне надо скорей к сёстрам и братьям бежать. Меня дед Далай ждёт. Ты ведь сама видишь, что твой отец меня и так стеснил. А теперь ещё ты поперёк легла. Пропусти меня.

Но Манак даже слушать не хотела Мрас-Су.
Мрас-Су напрягала все силы, чтобы пробиться. Но всё было напрасно. Манак только смеялась... читать дальше