Сказание про богатыря. Часть 2

Сказание про богатыря
ПРОДОЛЖЕНИЕ  СКАЗАНИЯ  ПРО  БОГАТЫРЯ
Начало ЗДЕСЬ

Когда Мустакай пришёл в улус, люди сперва с опаской на него поглядывали издали. 
Но Тордай ни на шаг не отходил от гостя. Постепенно и люди стали к нему приближаться. Когда привыкли, показали всё, чему от русских научились: пшеницу и просо сеять, пчёл и кур разводить, огороды сажать, хлеб печь и одежду шить по-новому.
Старики седыми головами качали:
- Низки хотя - горы наши здесь.
  Мелки хотя - реки наши здесь.
Кайчи Тордай на кай-комусе заиграл, запел:
- Нет того несчастнее на свете,
  Кто родины своей должен лишиться.
- Сыну Алтын-хана не нравится, как мы жить стали. Он хочет силой оторвать нас от родного дома, угнать далеко. Там деревья и цветы не растут, горы там голые и реки без воды, родины он нас хочет лишить.
Сильно забилось сердце у Мустакая, когда услышал он это, заиграли в нём горячие струи. Захотелось ему постоять за народ, отомстить за кровь брата, за слёзы своих сестёр.
Но тут же опустил Мустакай голову и сказал грустно:
- Ах, силы у меня мало!..
- Дадим силу! - зашумели люди. - Было бы желание за народ стоять!
- Где же вы возьмёте мне силу? - удивился Мустакай.
Тогда встали самые уважаемые старики и тихими шагами подошли к Мустакаю.
- Видим мы, - сказал самый старший, - ты хочешь за людей постоять, в самое тяжёлое время к нам пришёл. Садись под этот кедр, корни которого семьюдесятью пальцами за землю держатся! - И, глядя на далёкие вершины, старик громко крикнул:
Отдаю тебе, Мустакай, и любовь свою.
- С гор - силы Мустакаю! С вод - силы ему!
Тордай правой рукой до груди Мустакая дотронулся:
- Отдаю половину своей силы. Люби друга, врага не жалей!
Со всех сторон стали подходить к Мустакаю люди. Каждый, повторяя эти слова, прикладывал руку к сердцу Мустакая. На его грудь ложились твёрдые и мягкие ладони. Многие из них пахли шерстью и звериными шкурами. Некоторые - смолистым деревом и берёзовой корой. Были и потрескавшиеся от сильного огня руки кузнецов. И руки, исколотые иголками. И нежные, как кандык, руки девушек.
Наливалось тело Мустакая людской силой, сердце его наполнялось смелостью. Последней к Мустакаю красивая девушка, дочь кузнеца, подошла. Приколола на грудь Мустакаю яркий цветок и сказала:
- Отдаю тебе, Мустакай, и любовь свою.
Запылало сердце у Мустакая. Стал он сильным богатырём, почувствовал, как руки его железными стали.
Вышел он на берег, взял камень величиной с дом
Но захотелось ему всё же силу свою проверить. Вышел он на берег, взял камень величиной с дом и легко перекинул его через широкую Мрас-Су. 
Обрадовался Мустакай, наклонился за вторым камнем. Но в это время на улице Тоса тревожно зашумел народ.
- Сын Алтын-хана все улусы по реке Аба и устью Мрас-Су опустошил! Много скота и людей гонит в свою сторону. Сам ханский сын с чайзанами в скалы Курлык-Кая поехал... - кричал верховой, прискакавший с низовьев Мрас-Су. - Младшего брата Шодравая ищет!
Не задрожал Мустакай, услышав об этом. Сказал спокойно:
- Встретим, как положено, ханского сына.
Весь народ собрался провожать Мустакая.
Старики у гор и рек просили сил Мустакаю добавить. Женщины и дети, прощаясь, махали руками. А мужчины вооружились, вместе с Мустакаем пошли. Тордай на кай-комусе заиграл сказание о храбром богатыре Мустакае.
На полпути догнала их дочь кузнеца и подала Мустакаю большой острый нож.
- Этот нож крепче камня, сильнее твоих стрел. Его в Таш-Оглы мой отец ковал, брат точил, я остриё правила. Возьми его, пусть он тебе победу принесёт.
Поблагодарил Мустакай девушку и, не оглядываясь, пошёл вперёд.
- Правда ли, что сын Алтын-хана перекидывает через Мрас-Су камни большие, как дом? - спросил он у кайчи.
- Верно, верно, - кивнул головой Тордай, - лежат кинутые им камни в устье Огузаса... - и, подумав, добавил:
- Сильного зверя хитростью берут.
Ничего не успел ему ответить Мустакай. Увидел людей на скалах Курлык-Кая.
Пригнулся Мустакай, обошёл скалы и вышел на берег Мрас-Су ниже Курлык-Кая. Там, у своей пещеры, он увидел огромного человека. Это был ханский сын. На три головы выше Мустакая, лицо, как Кара-Таг, чёрное от злобы, узкие глаза горели, как глаза хищного зверя.
На голове у сына Алтын-хана железная шапка, отобранная у Шодравая, сверкала. Халат из чёрного шёлка перетянул он медным поясом, омытым слезами семи сестёр. В руке держал кривую саблю.
Увидел ханский сын Мустакая, повернулся к нему, взмахнул саблей. Кровью налились глаза ханского сына, скалы задрожали от его голоса:
- Эй, заяц прибрежный, что за кедр прячешься?! Я к тебе в гости приехал, угощенье готовь!
- Приготовил уже, - ответил Мустакай. - На, угощайся, пегий медведь!
Схватил большой камень и бросил его прямо в голову ханскому сыну.
Отскочил камень от железной шапки. Ещё больше разозлился ханский сын.
- Пойдём, слабосильный, на гору!
- Нет! Сперва в реке искупаемся!.. - ответил Мустакай и, схватив ханского сына, вместе с ним бросился в реку. Брызги взлетели выше самых высоких гор.
Выхватил нож и обрушился на ханского сына.
Изо всех сил боролся в воде Мустакай с ханским сыном, хотел, чтобы тот водой Мрас-Су захлебнулся. Но сын Алтын-хана всё же сумел встать на ноги. И кривой саблей ударил Мустакая три раза в грудь. Красной, как алая заря, стала вода Мрас-Су от крови Мустакая.
Пошатнулся Мустакай, но вспомнил о ноже, подаренном ему девушкой из Таса. Выхватил нож и обрушился на ханского сына. Сын Алтын-хана мёртвым упал на берег.
Оглянулся вокруг Мустакай, а чайзаны и тасы сломя голову от народа бегут. Лучшие охотники стрелы им вслед посылают, горы на них камни обрушивают.
Улыбнулся богатырь Мустакай, хотел к народу пойти, но почувствовал, что силы у него больше не осталось, кровь ему сердце заливает.
Дошёл, шатаясь, Мустакай до своей пещеры и упал на каменную кровать.
А в это время ханский чайзан по скале ударил и завалил ход в пещеру камнями. Но и сам уйти не успел, тут же от рук дочери кузнеца свалился мёртвым.
Сомкнулись каменные стены над Мустакаем, на века погребли его под собой. Но Мустакай и сквозь стены услышал песни победы, почувствовал людскую радость. И умирал, улыбаясь. Глаза его видели сквозь камень счастливых свободных шорцев и среди них девушку из Таса. Лицо её сияло гордостью и любовью.
- Прощай, Мустакай, получивший силы от народа. Прощай, славный богатырь, избавивший шорцев от власти злого хана!


0 коммент.:

Отправить комментарий